www.kachestvo.net www.sovetsk39.ru
 
 


 
     
 
 
 
   
 

Кстати, о цвете вожделенного континента. Перед тем как посетить любую неизвестную территорию, человек обязательно представляет ее себе в цвете. Можно побиться об заклад: большинству граждан мира — из тех, кто в Австралии еще не бывал, — она представляется желтой. Песочной.

Виной тому привычные энциклопедические стереотипы: аборигены, пустыня, кенгуру. Плюс почему-то серые коалы. Но они на общий фон не влияют. И наше предварительное мнение ничуть не отличалось от мнения граждан мира. А на самом деле Австралия оказалась действительно зеленой. По крайней мере ее восточные, юго-восточные и южные берега. Поросшие эвкалиптовыми лесами невысокие горы, окутанные влажной дымкой, ярко-салатовые кустарники и камыши вдоль бесконечных, ослепительно белоснежных пляжей, величественные острова-скалы с моховыми темно-зелеными шапками на макушках. Короче говоря, торжество зелени. Быть может, там, в этих зеленых кущах, действительно кишмя кишат всевозможные гады? Но как мы их там ни искали — не нашли. И уж тем более не было их в городах. Хотя Томми Дюар почему-то боялся змей и в Сиднее и когда ехал на юг по побережью, и когда оказался в Мельбурне.
Сидней, Мельбурн и Аделаида. Три крупнейших и три абсолютно разных города. Сидней — большой, почти пятимиллионный, многолюдный, населенный в основном выходцами из Юго-Восточной Азии, промышленный, чопорный в даунтауне и неряшливый на окраинах. Мельбурн — без малого четырехмиллионный, традиционный, коммерчески-спортивный, студенческий. Аделаида — низкорослый город-курорт с обширным частным сектором, окруженный парками, населенными многочисленными разноцветными попугаями. А объединяет их странное собрание всех англоязычных колониальных стилей. Они похожи одновременно на лондонский Ист-Энд и Челси, на Монреаль, на куски Манхэттена и Бруклина, а также на колониальные районы индийского Мадраса. И видеть, а также отмечать все это в высшей степени забавно. Но это взгляд со стороны. Сами австралийцы ко всему этому привыкли и не видят в устройстве и архитектуре своих городов ничего удивительного…

Раз уж мы двинули по следам страхов великого Томми, путь от Сиднея на север, в сторону Большого Барьерного рифа, нам был заказан. Весна северного полушария, она же — осень южного, давала о себе знать совсем не жаркой погодой. И чем дальше мы продвигались на юг, тем холоднее становились ночи, тем чаще на нас проливался дождь. Да… Но, однако, змей не было нигде. Оставалось искать их разве что на Тасмании — в компании загадочного тасманского дьявола и странного зверя по имени вомбат.

Огромный форштевень парома Spirit of Tasmania разрезал океан со скоростью 27 узлов. Океан штормил, ветер ощутимо долбил в крутые борта и отчаянно свистел в снастях. В трюме уютно кемарили Mazda3 и Mazda RX-7, в каютах — участники экспедиции, в их животах — живительный напиток с фамилией вискокура Томми. 10 часов пути, и местный ураган обрушится на наши головы. Но сначала была таможня. Как положено, с собаками. Да-да, внутри страны. Ищут и отнимают фрукты, незапаянные продукты — нельзя. Боятся какой-то заразы и, видимо, сорняков. До начала поисковой поездки мы хотели помимо Австралии уделить внимание и Новой Зеландии. Ну чего, действительно, быть в этом крыле Земли и пропустить такую возможность? Но потом… По своей сути Тасмания — та же Новая Зеландия. Один в один. Горы, водопады, озера неимоверной красоты. Почему Питер Джексон не выбрал для съемок ’Властелина колец" Тасманию, непонятно. Она же географически ближе Новой Зеландии… Ну, да зритель ему судья. В общем, 40 процентов острова занимают национальные парки — пропуск в которые, кстати, мы приобрели прямо на пароме, на специальной стойке. Природа почти девственна, и ее сильно стараются беречь. То есть не трогают. И вообще, это и Австралия, и не Австралия. Хоть местное население весьма немногочисленно, но населенные пункты, даже крошечные, ухожены, обитаемы и по большей части похожи на деревушки к югу от Эдинбурга.

Узкие асфальтовые дороги серпантинами кружат по горам, поросшим сосновыми лесами. Берега обрываются в океан по большей части круто, утесами, порой образуя причудливые пещеры, промоины и гроты. Вдоль грунтовых дорог внутри острова стадами бродят местные кенгуру мелкой породы, и валяются они там, многочисленно-сбитые, тоже стадами. Кстати, любопытный факт: оказывается, Тасмания является самым большим в мире легальным производителем опиума для мирового фармацевтического рынка, поставляя миру 50 процентов этого сырья, используемого для изготовления морфия и других опиумных препаратов. Так вот, очень часто на опиумные поля фермеров забредают стада кенгуру. И после, объевшись маковых коробочек, делаются бесстрашными и творят в окрестностях настоящий беспредел вплоть до нападения на людей.

Парадокс, но именно на Тасмании -там, куда Томми Дюар не доехал, — мы все-таки обнаружили змей. Правда, не на воле, а в питомнике, по соседству с вольерами вомбатов и тасманских дьяволов. Черные, как смоль, ленивые рептилии мирно грелись на камнях и не проявляли ни грамма агрессии. Чего их бояться-то? А между тем Томми даже разработал целую теорию, как обезопасить себя от последствий змеиного укуса. Во-первых, утверждал великий виснокур, необходимо носить с собой нож. А второе — и самое главное — всегда иметь при себе запас хорошего виски. И тогда никакие змеи не страшны.

ключ слова: туризм / Назад / Печать

|


Новые статьи:



  •  

       

     

     



       
      Копирование и перепечатка материалов, возможна только с разрешения администрации сайта, Янтарное Качество © 2006 - 2017
    Карта сайта
    Rambler's Top100